Новогодний подарок… котенку!

М. Иванова
Рассказ написан специально для сайта grammatik.ru

Самое главное теперь — хорошо питаться

Вот уже полтора года, как мы постоянно живем на даче. Правда, раза два-три выезжаем в Москву по делам и почти каждый раз — с ночевкой. Поэтому вынуждены брать с собой кошку, а потом привозим ее снова.

Когда Ксюша появляется на нашем участке, отовсюду сбегаются местные коты и кошки. Первые — видимо, потому, что приехала столичная «штучка», во всяком случае москвичка. А кошки — потому, что приехала соперница или возможная подружка.

Поэтому на нашем огороде почти всегда обитают те или иные коты или кошки. Среди них выделяется белая — с большими черными и коричневыми пятнами на спине и боках. Возможно, что она уже беременна.

Еще одна возможная причина обитания котов и кошек на нашем участке: Я устроила кормушки для разных птиц: воробьев, синичек, снегирей, зябликов, соек, дятлов и даже пары ворон. Регулярно насыпаю им пшена, подсолнечных семечек, развешиваю сальце, которое они особенно любят. Коты и кошки по очереди пристраиваются под столиком, где насыпаны семечки для птичек. Ждут, когда какая-нибудь из них потеряет бдительность и станет их жертвой. Пару раз такое уже бывало.

Чтобы отпугнуть хищников, я резко, со скрежетом открываю форточку и шикаю на них. Те убегают, потом возвращаются вновь.

В этом году с наступлением холодов мы, как обычно, утеплили фундамент листвой с деревьев, а также закупорили вентиляционные отверстия в нем, чтобы не поморозить в подполе картошку, соленья и варенья.

В делах и заботах мы даже не заметили, что глубокой осенью на нашем участке появился еще один персонаж — котенок: белого цвета с черными и коричневыми пятнами на спине и боках. А узнали о нем буквально неделю-полторы назад.

Нам понадобилось достать из подпола очередную порцию картошки. Я поднимаю крышку и … не верю своим глазам: из темноты на меня настороженно смотрят два больших и блестящих кошачьих глаза. А вокруг них неясно вырисовывается фигура котенка — довольно уже большого.

— Что ты тут делаешь?! — от неожиданности и испуга вскрикнула я. Котенок молчал (не мяукал), но и не двигался, видимо, тоже замерев от неожиданности.

— Пап, здесь какой-то котенок! — кричу я снова, ища в его лице поддержки.

— С какой стати?! Как он там мог очутиться? Ведь мы же плотно закрыли все отверстия в фундаменте.

Хорошо бы найти мамину сисечку

— Может, от соседки?

— Да, нет. Между нашими половинами дома — глухой фундамент.

— Может быть, он живет там уже давно — поселился до того, как мы закрыли весь фундамент?

— Нет, он не смог бы так долго прожить здесь, потому что ему нечем питаться. Разве что поймает одну-другую мышку. Не питаться же ему картошкой!

Я была в нерешительности. Что делать? Оставить его внизу? Но там достаточно холодно — термометр показывает всего плюс 4 градуса. Это оптимальная температура для хранения картошки, но не для жизни котенка. Даже если мы будем регулярно подавать ему туда еду, то и это не выход из положения.

Я решила поймать его и отнести за пределы участка, на улицу. Звала-звала, а он не идет: боится. Ведь я для него чужая!

Взяла кусочек сальца и поманила им котенка. Оказалось, то, что нужно! Котенок, видимо, был страшно голоден и тут же дрожащим ротиком потянулся к сальцу.

— Не корми его! — крикнул папа. — Иначе он поймет, что мы будем кормить его и впредь. А нам нельзя его брать: наша Ксюша разорвет его.

Я так и сделала. Изловчилась, схватила котенка за шкирку. Был он легкий как пушинка — или потому, что слишком еще молод, или потому, что сильно отощал. Будучи в подвешенном состоянии, он отчаянно сопротивлялся и слабо, еле слышно мяукал. Вот почему мы не слышали его голос из подпола.

Я выбросила котенка на улицу — в надежде, что он пришлый: каким-то чудом попал к нам в подпол, но не сумел оттуда вылезти, и что теперь он найдет свой дом. Других мыслей по поводу котенка у меня не было.

На всякий случай, папа обошел нашу половину дома, проверил, хорошо ли заткнуты отдушины. Пришел, доложил: все в порядке! Но как котенок попал к нам в подпол, так и осталось загадкой.

Прошло еще пару дней. Нам понадобилось достать из подпола банку с грибами. Как ни в чем не бывало открываю люк, а в подполе … опять неясное пятно, только видны большие блестящие глаза.

— Пап, котенок снова здесь!

Загадка…

Завоевать доверие хозяина

Пришлось повторить прежнюю процедуру. Я снова заманила котенка — на сей раз кусочком рыбки. Он хотел схватить рыбку, но я успела взять его за шкирку и выбросить за дверь. Мое сердце обливалось слезами.

Стали думать и гадать: как и почему у нас в подполе снова оказался котенок. Папа вспомнил, что с соседкиного участка дырка в фундаменте террасы не была закрыта.

Я отправилась к соседке с пакетом, набитым скомканными газетами, чтобы закрыть эту дырку. Рассказала ей о случившемся. Пошли посмотреть. Дырка была открыта. Ночью выпал снежок, и на нем явственно были видны кошачьи следы, ведущие вовнутрь фундамента.

— Я же закрывала эту дырку! А я думала, что это ты сама открыла ее, — удивилась соседка.

— Как же я могу придти на ваш огород без вашего разрешения? — в свою очередь поразилась я.

Я плотно закупорила то отверстие и в полной уверенности, что больше к нам в подпол никто не залезет, отправилась домой.

В очередной раз мы уехали в Москву. Приехали через сутки. Папа говорит:

— На всякий случай, посмотри, нет ли там снова котенка.

— Нет, не слышно мяуканья.

Мама тоже подтвердила, что не слышала никаких звуков.

— Но ты все-таки посмотри! — добавила она.

В очередной раз я открыла люк. В сторону метнулась какая-то тень. Крыса? Но крыс давно не было. Взяла фонарик, спустилась вниз и пошарила им вокруг. Из-за кирпичного столба стеснительно выглядывал… котенок.

Что за наваждение? Откуда на сей раз он оказался здесь? Может быть, между нашими половинами дома всё-таки есть какой-то тайный ход?

Перед нами снова встал вопрос: как быть с котенком. Если мы сейчас его снова выбросим, он опять заберется к нам. Но так не может продолжаться бесконечно. Если же найдем тайный ход и закупорим его, то котенок наверняка погибнет.

Снова выпал снег, мороз стал крепчать, на улице — минус десять. Придется котенка оставлять у себя. Но как он поладит с Ксюшей? Вот главный вопрос, над которым мы стали думать.

Я снова вытащила котенка из подпола, закрыла люк и насыпала ему сухого корма. Он торопливо, даже судорожно хватал кусочки корма и, кажется, не прожевывая, глотал их. Насыпала немного, чтобы он не переел и не погиб от этого. А он, съев всё, также судорожно искал вокруг рассыпанные ранее «сухарики». Даже залезал под горячий АГВ. Так он был голоден. Потом несколько раз подбегал к воде, лакал ее. Снова и снова искал остатки пищи.

А сейчас я готов поиграть

— Как он голоден, бедняжка! Сколько же времени он ничего не ел? И сколько прожил у нас в подполе, где спал? Там оставались полиэтиленовые мешки от картошки: возможно, он лежал на них.

Снова встал вопрос: как он вновь очутился под нашим полом? Ведь последнее отверстие в фундаменте заткнуто. Папа оделся, вышел, чтобы проверить. Через минуту возвращается:

— Всё ясно. Пакет с газетам разорван и валяется возле фундамента, а проход внутрь вновь открыт. Значит, котенок буквально выдрал его оттуда, чтобы спастись по крайней мере от мороза.

Больше мы эту отдушину уже не закрывали. Котенок будет теперь жить у нас в комнатах, и она ему уже не понадобится!

В течение дня мы еще несколько раз кормили котенка, но понемногу, чтобы не переел. Уже менее судорожно, более спокойно он хватал и ел всё, что ему предлагали. Несколько раз подходил к поилке. Торопливо обежал кухню. Забежал в комнату, огляделся. Внезапно ощетинился, как будто увидел врага. Что или кто там? Так это он себя увидел в зеркале! Скособочившись, выскочил из комнаты…

И вдруг — страшный визг. Оказывается, Ксюша с верхней ступеньки лестницы на второй этаж увидела его и заверещала диким, противным голосом, чтобы спугнуть пришельца. Котенок вздрогнул и снова убежал в комнату. Со страхом, даже как-то обреченно, смотрел на дверь, опасаясь, что его могут вновь выкинуть на холод.

С нами котенок поладил уже в первые минуты пребывания у нас: просительно заглядывал к нам снизу в глаза, вилял хвостом, терся о наши ноги.

Вечером мы рассмотрели его расцветку: на белом фоне были большие пятна коричневого, черного и рыжего цвета. Но пикантность ему придавал один крупный кусок абсолютного тигрового окраса, как будто сняли его с другой кошки и приклеили к нему на бок. Носик, губки и лапки оказались розовые.

Я снова была в раздвоенных чувствах. С одной стороны, брать нельзя. Иначе надо подбирать всех бездомных кошек в округе. С другой — надо взять: погибнет, мы будем виноваты.

Представляем, какой стресс мы устроили для нашей Ксюши. Она сразу стала кашлять от напряжения, как и несколько лет назад, когда увидела голубя в клетке. Вот проблема, которую нам предстоит решать: как помирить двух врагов? Пришли к выводу: будем брать котенка на руки и издалека показывать Ксюше. А если она будет визжать, требовательно говорить ей: «Ксюша, нельзя!» Рано или поздно, надеемся, привыкнет.

Страшно хочу спать, но не спится

В знак протеста Ксюша третьи сутки не спускается со второго этажа, живет там с мамой. Мы носим ей туда пищу, воду, ставим туалетный лоток. Она тоже вздрагивает от каждого шороха: ей кажется, что чужой котик лезет к ней наверх.

А котенок завладел всем нижним этажом и стал вести себя по-хозяйски. Наевшись, сразу же запрыгнул на мой диван, где я сделала ему теплую шерстяную постельку, и пытался заснуть. Но сон не приходил, видимо, стресс. Возможно, что в подполе он тоже сутками не спал, опасаясь крыс и других котов.

Складывалось впечатление, что новичок живет у нас давно и всем безгранично доверяет. Впрочем, так оно и есть! Если мы его сытно накормили, напоили, приласкали, поместили на теплую постельку, значит, мы его хозяева. А хозяевам надо доверять!

Сначала он бегал по кухне и подкидывал руку каждого, чтобы его погладили. Затем стал просто ластиться, заглядывая к нам в глаза. А, наевшись, улегся у меня на коленях и толкался во все теплые места — в подмышки, под грудь, в живот. Затем стал сосать мой бок, как у мамы сисечку с молочком. Довольно чмокал, перебирал лапками, выдергивал из шерстяной кофты ниточки и журчал от удовольствия. Наслаждался теплом и уютом. На ночь я сделала для него в углу дивана мягкую постельку из шерстяной кофты и накрыла куском материи.

Ночью папа и я дважды вставали, чтобы посмотреть, что с ним. Каждый раз он лежал с открытыми глазами. Видно, стресс еще не прошел. Ночью же я покормила его еще раз теплой рыбкой. Он охотно поел, сам запрыгнул на мой диван, но снова не заснул.

А на другой день, насытившись уже по-настоящему, вдруг стал резво играть с нами: хватать за ноги, впиваться зубками, переворачиваться на спинку и ждать, пока его пощекочут. Котенок есть котенок! Стал понимать, что у него появилась настоящая постелька, на которой можно славно поваляться. Иногда лежит и просто смотрит на нас почти по-человечески: что вы за существа? Почему вы вдруг взяли меня и нянчитесь со мной?

Сразу же раскрыл свои лучшие кошачьи качества: ластится к нам бесконечно. То и дело пытается дотронуться лапкой до нас, потрогать, удостовериться, что это не сон. Старается нежно потереться о наши ноги или пройти между ними. Если кто-то выходит на кухню, то он — ушки кверху и бежит туда же: а вдруг что-нибудь дадут еще вкусненького?

Кроме сухого корма и вареной рыбки для нашей Ксюши стали давать другой разной еды — вареное и сырое мясо, куриный рулет, рисовую кашку с мясной подливкой и т.д. Ему надо много есть, поскольку у него пока кожа да кости. Теперь нужно наливать жизненными соками свое тщедушное тельце.

Наконец-то сплю по-настоящему

Сейчас даже страшно подумать, что пережило это маленькое существо: холод, голод, подпольный мрак, опасности, которые могли приключиться с ним каждую минуту.

Мы пришли к выводу, что наш котенок рожден той самой белой кошкой с разноцветными пятнами. Но чья она сама? Если раньше жила у кого-то из соседей, то как случилось, что их котенок оказался на улице? Если же она дикая и окотилась где-нибудь в кустах, то понятно: с первых мгновений жизни ее котенок тоже стал диким и в суровой борьбе за существование выжил-таки самостоятельно.

Теперь ответственность за его судьбу взяли мы, не очень задумываясь о последствиях. Ведь в одной семье две кошки. А это не так просто.

Пока котик безымянный. Мы даже не сразу определили, кто это: «он» или «она». Кажется, «он», поэтому зовем его попеременно: то Белка, то Барсик, то Катя, то просто Котик.

Кажется, всё-таки это Котик. Помогите нам с именем!

Все, что здесь описано, случилось под Новый, 2009-й год. Поэтому мы в семье единодушно решили, что это будет наш новогодний подарок… котенку.

Пусть одним счастливым животным на свете станет больше!


Материал создан 2008-12-27, опубликован 2008-12-28.
Главная » Статьи » Новогодний подарок… котенку!